Роза как величайшая страсть величайшей Римской Империи — Роза…


Август 5th, 2010

Роза как величайшая страсть величайшей Империи.

Из Греции роза перекочевала при помощи колонистов в Рим, где тоже великолепно прижилась. Хотя здесь она стала трактоваться несколько иначе, чем в Элладе. Если в Греции чудный цветок являлся олицетворением любви и красоты, то для Рима этот цветок во времена республики считался символом строгой нравственности и служил наградой за выдающиеся деяния, а во времена падения Римской империи олицетворял порок и низменные страсти, а также предмет роскоши, на который тратились баснословные деньги.
По словам римского писателя Элиана, римские воины, отправляясь на войну, снимали даже шлемы и надевали венки из роз, чтобы вселить в себя храбрость, поскольку роза в тот период являлась эмблемой отваги. Это был некий орден, который давался в награду за геройство. Так, Сципион Африканский разрешил солдатам 8-го легиона, первыми ворвавшимся в неприятельский лагерь, в день их триумфального шествия в Риме нести в руках букеты из роз и в увековечение их выдающейся храбрости выбить изображение розы на их щитах. Точно так же и Сципион-младший позволил солдатам легиона, первого взобравшегося на стены Карфагена, украсить венками из роз их щиты и всю триумфальную колесницу.


Поначалу венком из роз украшали чело человека, совершившего геройский поступок. Поэтому, когда Марк Фульвий после небольшой стычки позволил своим солдатам украсить шлемы розовыми венками, он получил за это строгий выговор от цензора Катона.
Роза настолько высоко ценилась римлянами в то время, что даже в дни траура было запрещено украшать себя веком из роз. В связи с этим известен даже такой случай: когда один богатый меняла, пренебрегая этим постановлением, вздумал появиться во время 2-й пунической войны у себя на террасе в венке из роз, то он немедленно по приказанию сената был ввергнут в темницу и выпущен оттуда только после прекращения войны.

У римлян первой республики роза считалась также предметом священным, и ежегодно в Риме совершались в память умерших торжества, носившие названия розалий или розалийских дней. Эти торжества происходили в разное время года, но не ранее 19-го апреля и не позже 19-го июня, и заключались главным образом в роскошном убранстве могил умерших и урн, где хранился их прах, гирляндами и венками из роз. Богатые люди имели обыкновение завещать крупные суммы на постоянное украшение их могилы розами. Для уборки могил в основном применялись белые и карминно-красные розы. Первые чаще высаживали на могилах молодых людей, а вторые — на могилах более пожилых.
В это время розы играли немаловажную роль как в домашнем обиходе римлян, так и в их религиозных церемониях. Ими украшались жилища и домашние алтари, ими усыпали путь во время торжественных процессий. Особенно торжественна была процессия корибантов — жрецов богини Цибелы — охранительницы богов, во время которой статуя богини, жрецы и весь путь усыпалось белыми розами.

Во времена падения Рима отношение к этому цветку поменялось в корне. Из царственного цветка она стала цветком забавы для пьяных оргий, выразительницей низменных чувств. Теперь ею украшают уж не Венеру-Уранию — богиню честного брака и благословения детьми, а позорную Венеру-Пандемос — богиню чувственной любви.
Злоупотребление розой в этот период достигло невообразимых размеров. Так, например, тщеславный проконсул Веррес, обвинявшийся, как известно, Цицероном в продажности, передвигался по Риму только на носилках, матрац и подушки которых постоянно набивались свежими лепестками роз, а сам он также был весь обвит гирляндами из этих цветов.
В знаменитом обеденном зале императора Нерона, потолок и стены которого вращались во время пиршеств посредством особого механизма и изображали попеременно четыре времени года, вместо града и дождя на гостей сыпались миллиарды свежих розовых лепестков.

Но розы истреблялись в громадном количестве не только на пышных торжествах, но и вообще на всех обеденных пиршествах римлян, поскольку не только каждый гость должен был непременно быть увенчан венком из роз, но розами украшались также и все подававшие кушанья и прислуживавшие рабы, все сосуды и чаши с вином; ими же усыпан был весь стол, а иногда даже и пол. При этом надо заметить, что подносившиеся гостям венки были не просто сплетены из роз, а сделаны из розовых лепестков, которые в виде чешуи оборачивались вокруг обруча.
Желая как можно больше упиться запахом роз, некоторые патриции усыпали ее лепестками даже поверхность моря, когда отправлялись на галерах на прогулку, а во время одного из празднеств ими была даже усыпана поверхность целого Люцинского озера.

Но самым извращенным истреблением роз прославился императо Гелиогобал. Известно, что на одном из его пиршеств, знатные гости были забросаны таким огромным колличеством падавших с потолка лепестков роз, что некоторые из гостей, к его величайшему удовольствию, задохнулись под ними. Он же купался только в вине из роз, которое после этого должны были пить рабы. К тому же, по его приказу, этой драгоценной влагой наполнялись и общественные купальни, которые подвергались тогда частой осаде римского простонародья, устремлявшегося сюда со всех концов Рима — не столько для того, чтобы искупаться, сколько для того, чтобы напиться.
Еще одно интереснейшее значение имела роза в Риме. Она служила символом молчания, вследствие чего даже была посвящена Гарпократу — богу молчания, который, как известно, изображался в виде юноши с приложенным к губам пальцем.
Латинская пословица гласит: «in vino veritas» (в вине истина), указывая тем, что опьяненный винной влагой человек может выболтать иногда все свои тайны. А поскльку во время упадка Рима было очень опасно публично высказывать свои мысли, то, чтобы напомнить разгоряченным головам, что нужно держать язык за зубами, во время римских пиршеств вешали на потолке залы искусственную белую розу. Взгляд на эту розу заставлял сдерживать свою откровенность многих. Говорят, от этой розы и произошло известное латинское выражение: «sub rosa dictum» — «сказанное под розой«, в смысле: под секретом.

Из розы римляне готовили всевозможные питья и яства. Кроме вина, о котором мы сейчас говорили, они делали, подмешивая к лепесткам яйца, пудинг, желе, розовый сахар и многочисленные сладости, по сих пор употребляющиеся на Востоке.
Вообще у римлян этого времени потребность в розе была так велика, что обширнейшие резанные сады, находившиеся в громадном количестве в окрестностях Рима и во всей Кампании, были не в состоянии ее удовлетворить и приходилось привозить розы целыми кораблями из Александрии и Карфагена, где возникла вследствие этого даже новая громадная отрасль промышленности. В резанные сады превращены были в ущерб хлебным полям самые плодоносные местности Рима, так что большинство здравомыслящих людей даже были этим возмущены, и Марциал, например, с горькой насмешкой писал: «Египтяне, пришлите нам хлеба взамен наших роз«.
Все улицы Рима были до того пропитаны запахом роз, что непривычному человеку становилось плохо от этого сильнейшего аромата. По всем улицам, углам и перекресткам можно было встретить или торговцев розами, или торговок и вязальщиц венков из роз. Целые сотни их торговали розами на рынках, как это было некогда в Афинах. Самыми знаменитыми и ценными считались зацветавшие два раза в году розы из Пестума. Они не раз были воспеты самыми знаменитыми поэтами Рима Вергилием и Овидием.

Итак, как видим, роза по праву является Царицей цветов и это право у нее не отнять даже спустя столетия!

Комментарии закрыты.

Полезно
Статистика: