Завистливый барвинок — Vinca, Pervinca, барвинок малый, барвинок…


Август 10th, 2010

Суеверия, связанные с барвинком, не заканчиваются, и в немецких Альпах мы встречаем обычай вить венки из нашего синенького цветка с целью защититься от удара молнией.
Триольцы изобрели свой способ, как обнаружить ведьму при помощи барвинка. Для этого, над дверью, через которую входят в дом, подвешивали венок из барвинка, но не простой, а собранный в промежуток между такими праздниками, как Успение пресвятой Богородицы и Рождество Пресвятой Богородицы. Для венка берут барвинок малый (Vinca minor), который еще в Альпах называют фиалкой мертвецов, потому что из этого цветка принято плести венки на могилы.
Чтобы растение получило настоящую силу, он должен еще некоторое время находиться в церкви, где над ним должен молиться священнослужитель.


Барвинок, собранный в любое другое время, избегая этого перерыва в один месяц, мог использоваться ведьмами, чтобы умертвить домашний скот или для внесения раздора в семью.
Еще одной причиной именования барвинка как «цветок смерти», возможно, кроется в странном детском гадании, распространенном в городах Швейцарии, в частности в Цюрихе. Ребенок берет цветок и, медленно сжимая чашечку, пытается сделать так, чтобы из венчика выглянули тычинки.

Пока тычинки не появятся дети приговаривают: «Смерть, смерть, выходи». Количество произнесенных слов «смерть» — это количество лет оставшейся жизни. Аналог гадания существует и в славянской традиции — «Кукушка, кукушка, сколько мне жить осталось?».
Барвинок еще считают цветком зависти, а причиной такого мнения явилась сказка Паоло Мантегацца:
«Распускаясь первым цветком весною и возвещая весну, как и душистая фиалка, барвинок считал себя крайне обиженным тем, что все люди и боги обращают внимание на фиалку, а на него никто, хотя и по изяществу своих листьев и по красоте цветов он нисколько не хуже фиалки, и если только чего ему в сравнении с ней недостает, то это ее прелестного запаха.

И вот однажды, когда Флора опустилась весною на землю и очарованная обаятельным запахом фиалки ласкала ее и предлагала придать ей больше росту, чтобы она могла возвышаться над другими цветами, а не благоухать скромно в тени других растений, вдруг раздался тоненький жалобный голосок.
- Кто там жалуется? — спросила Флора.
- Это я, — отвечал барвинок.
- Что же тебе надобно, о чем ты плачешь?
- Я плачу о том, что ты, мать цветов, не удостаиваешь меня взглядом и забываешь обо мне, осыпая в то же время столькими ласками фиалку и делая ей такие лестные для цветка предложения.
Флора посмотрела на маленькое растеньице, которое совсем не знала, а может быть, и просто забыла; так как ведь и боги не могут запомнить всех созданных ими существ, и для них есть толпа без отчества и имени, и спросила:
- А как тебя звать?
- Меня никак не зовут, — ответил барвинок, — у меня еще нет имени.
- В таком случае, что же ты желаешь?
- Я желал бы иметь какой-нибудь такой же тонкий, приятный запах, как фиалка. Дай мне его, Флора, и я тебе буду очень, очень благодарен.

- Ну, этого, к сожалению, я не могу тебе дать, — ответила Флора. — Чудное это свойство получает растение в ту минуту, когда оно возникает по повелению Создателя, и передается ему вместе с первым поцелуем того гения, которому поручено его охранять. Ты же родился без запаха.
- Ну, так дай же хоть какой-нибудь особый дар, который бы сравнял меня с фиалкой, на которую я даже несколько похож и цветком, но которую все любят, а меня никто.
- Хорошо, — ответила богиня, — цвети же ты дольше, чем фиалка, цвети даже и тогда, когда фиалка уже давно будет мертва.
- Благодарю, Флора, это большой дар. Теперь, когда влюбленные будут искать тенистые места садов и не встретят более фиалки, то, быть может, они обратят внимание и на меня и, сорвав, пришпилят сделанные из моих цветов букетики к себе на грудь, к бьющимся любовью сердцам.
- Быть может, — ответила богиня.

- Но вот еще что я тебя попросил бы, — продолжал барвинок, — сделай мои цветы более крупными, чем цветы фиалки.
- Изволь, и это я могу сделать. Пусть твои цветы будут крупнее цветов фиалки. Величина — это противоположность глубины. Внешнее расширение — противоположность внутреннему содержанию.
Тут, сильно раздраженная упрямой настойчивостью маленького растеньица, Флора хотела было удалиться; но растение, казалось, было еще не совсем удовлетворено.
- Ну, что же тебе еще надо? — сказала Флора. — Ты получишь более крупные, чем у фиалки, цветы, будешь цвести дольше ее — разве тебе этого не достаточно?
- Нет, Флора, если уже ты ко мне так милостива, то дай мне еще имя — какое-нибудь название. Ведь без имени я все равно что бродяга.
Вместо того, чтобы рассердиться, Флора только улыбнулась.

- Хорошо, — сказала она, — это довольно легко, — ты будешь называться Pervinca (победительная), от латинского глагола «побеждаю», так как ты хочешь во что бы то ни стало победить более скромную и красивую твою соседку. Пусть же имя твое будет выражением твоего завистливого характера».
С тех самых пор и носит барвинок имя Pervinca или Vinca, которое перешло и в науку.

Комментарии закрыты.

Полезно
Статистика: